Эксклюзив
Павлов Николай Валентинович
18 января 2018
501

Германия - 2017: итоги

Main germ

Прошедший год принес некоторые изменения в политическую жизнь Германии, которые я бы не стал ни драматизировать, ни преуменьшать.

Начну с главного — парламентских выборов, состоявшихся 24 сентября. Их результаты оказались в принципе ожидаемы, но только не в такой пропорции. Правящие партии — блок ХДС/ХСС и СДПГ — потеряли соответственно 8,6% и 5,2% голосов. Свободные демократы восстановили свои позиции на общефедеральном уровне, немного прибавили левые и «зеленые», прошла в бундестаг право-популистская «Альтернатива для Германии», неожиданно войдя в тройку лидеров (+7,9%). И все это при том, что явка составила 76,2% (+4,7%). Сразу же замечу, что явка в ФРГ никогда не опускалась ниже 70%, что свидетельствует о высоком уровне политической культуры населения.

Выборы в германский бундестаг имели одну важную особенность. Они стали очередным рубежом в трансформации партийной системы. С попаданием в парламент право-популистской партии «Альтернатива для Германии» и возвращением на общегерманскую арену Свободной демократической партии партийная система ФРГ вступила в четвертую фазу своего развития. Первая закончилась в 1961 году формированием так называемой «двухсполовинной партийной системой» (ХДС/ХСС, СДПГ и СвДП), вторая началась в 1983 году с попаданием в бундестаг партии «зеленых», третья означала переформатирование системы в связи с объединением ГДР и ФРГ в 1990 году и появлением нового игрока на федеральном уровне — восточногерманской Партии демократического социализма — позднее — Левой партии. Теперь мы имеем семь игроков, два из которых (один на левом, другой на правом фланге) считаются «изгоями» на федеральном уровне и не могут претендовать на места в правящей коалиции, какую бы окраску она ни имела. Увеличение числа представленных в парламенте партий — а ни одна крупная политическая сила, будь то ХДС/ХСС или СДПГ, уже не может в одиночку взять на себя правительственную ответственность — усложняет формирование кабинета. Вот почему мы являемся сейчас свидетелями кризиса в партийной элите Германии, которая никак не может договориться внутри себя, с кем и на какие компромиссы идти.

После жестко продекларированного решения социал-демократов уйти в оппозицию, казалось бы, впервые в истории послевоенной Германии встал вопрос о формировании многопартийного правительства так называемой «Ямайки» (по цветам государственного флага этой страны), что значительно усложнило бы выработку и принятие решений по ключевым вопросам внутренней и внешней политики страны. В ходе предварительных консультаций вроде бы удалось снять значительную часть противоречий между природными антагонистами — Союзом 90/«Зеленые» и баварским Христианско-социальным союзом. Но тут взбрыкнулся исторически предпочтительный партер христианских демократов — Свободная демократическая партия во главе с новым молодым и амбициозным председателем Кристианом Линднером с имиджем мачо и плейбоя. Конструкция «Ямайки» рассыпалась.

Казалось, на носу внеочередные выборы, но в дело вмешался президент, в прошлом один из лидеров СДПГ, и настоял на том, чтобы социал-демократы во главе с Мартином Шульцем отозвали свое решительное «нет» и сели за стол переговоров о продолжении «большой коалиции». Теперь дело за ними, а точнее за тем, какие условия они поставят перед консерваторами, и насколько эти условия выполнимы, дабы ни одна сторона не потеряла своего лица и не пошла против собственных обещаний, сделанных в ходе предвыборной борьбы. Переговоры, по единодушному мнению экспертов, продлятся как минимум до весны, а если окончатся фиаско, досрочные выборы в бундестаг неизбежны. Вряд ли стоит надеяться, что можно возобновить переговорный формат в красках «Ямайки».

Второе событие — это не событие, а климат, настроения, которые царят в стране и обществе. И выборы стали зеркалом этих настроений. Немцев волнует проблема снижения налогового бремени, экология, пособия на детей, внутренняя безопасность, беженцы, число которых стабилизировалось на уровне 800 тыс. человек. До 15 марта 2018 г. в ФРГ введен мораторий на воссоединение семей для беженцев, получивших здесь так называемую «субсидиарную защиту», т.е. на тот период, пока на их родине идет гражданская война. После ее окончания они должны будут вернуть домой.

Внешняя политика остается на втором плане. Большинство поддерживают углубление европейской интеграции (как альтернативы непредсказуемости внешней политики Д.Трампа), хотя и достаточно скептически оценивают ее перспективы. Немец в здравом уме понимает, какими издержками грозит выход ФРГ из ЕС. Наглядный пример тому — Великобритания. Намного меньше их интересует оборонная политика, борьба с международной преступностью и терроризмом. Остаются пока в «облачном» приложении такие важные вопросы, как размер планируемых расходов на оборону (христианские демократы обещают довести их до 2% от ВВП при нынешних 1,2%), закон об экспорте вооружений и другие несущественные, по мнению избирателей, темы.

Но главное — люди в целом довольны. Почти 60% жителей ФРГ считают, что у них нет особых проблем. Немцы оценивают будущее своей страны гораздо более оптимистично, чем многие другие европейцы. Согласно результатам опроса фонда Бертельсмана, обнародованным 6 сентября 2017 г., 59% жителей ФРГ полагают, что Германия развивается в правильном направлении. Для сравнения: в Италии этот показатель самый низкий, он составляет лишь 13%; в Великобритании — 31%, во Франции — 36%.

Подтверждением немецкому оптимизму служит состояние немецкой экономики. По сообщению «Дойче велле» со ссылкой на ведущие аналитические центры и экономические институты Германии, экономический бум в стране несмотря на правительственный кризис будет нарастать. Ожидается, что в уходящем году германский ВВП увеличится на 2,3%, а в следующем — на 2,5%. Для Федеративной Республики с ее высокоразвитой экономикой и насыщенным внутренним рынком годовые темпы роста в 2,2% — 2,5% считаются не просто очень хорошими показателями — они уже свидетельствуют, что страна приблизилась к грани перегрева экономики.

В исследованиях подчеркивается, что высокую конъюнктуру Германии обеспечивают как растущий экспорт немецкой продукции, чему особо способствует набирающее силу после долгового кризиса экономическое оздоровление стран еврозоны, так и бум на внутреннем рынке, вызванный рекордной занятостью и ростом реально располагаемых доходов населения. Устойчивому подъему содействуют также инвестиционная активность предприятий, бурное строительство и рекордный профицит государственного бюджета. При этом правительственный кризис развитию экономике абсолютно не помеха. Трудности с формированием правительства не мешают поступательному движению страны, поскольку не вызывают опасений, что в Германии кардинально изменится политический курс или рамочные условия для бизнеса. Эксперты высказывают предположение, что и после формирования правительства или даже перевыборов прогнозы на 2018 и 2019 годы придется вновь пересматривать в сторону повышения, поскольку любая правящая коалиция независимо от своего состава наверняка воспользуется значительным бюджетным профицитом для того, чтобы либо снизить налоги, либо увеличить государственные расходы. И то, и другое может дать дополнительный импульс экономике.

Третье немаловажное событие — это избрание в феврале главой государства бывшего министра иностранных дел Ф.-В.Штайнмайера (СДПГ). Президента Германии неслучайно называют «совестью нации», поскольку его нравственные качества, его активная жизненная позиция во многом влияют на внутреннюю политику страны и на ее международный престиж. Благодаря своим основополагающим выступлениям на актуальные темы он в состоянии устанавливать критерии политической и нравственной ориентации граждан. И Штайнмайер, как никто другой подходит на должность главы государства. Никто не забыл, как он пожертвовал своей почкой для больной жены в 2010 году.

Для нас важно, что рабочий визит президента ФРГ России осенью 2017 года имел символическое значение. Он стал напоминанием Кремлю, что Германия всегда была «предпочтительным партнером» для России вне зависимости от мировой политической конъюнктуры, но прежде всего в условиях охлаждения отношений с Западом. Предыдущий президент Й.Гаук ни разу за пять лет не удостоил Москву своим посещением.

Ну и, пожалуй, последняя ремарка, касающаяся российско-германских отношений. Практика показывает, что они не в анабиозе, а продолжают развиваться, хотя и не в том объеме, в котором хотелось бы. На фоне охлаждения отношений между Россией и Западом политический диалог не прекращается. В.В.Путин и А.Меркель находятся на постоянной связи. Не остановилось общение между гражданскими обществами по линии «Петербургского диалога», Потсдамских встреч и других форумов. Бизнес в обеих странах адаптировался к санкционному климату и понемногу восстанавливает былые позиции. Поэтому в целом, на мой взгляд, следует проявлять осторожный оптимизм.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован