Эксклюзив
Ивашкин Александр Владимирович
24 мая 2020
3252

Приморье и лабиринты коронавируса в «Теория игр», угроза «Черной дыры» края , а также о том, как выйти из COVID19 с наименьшими потерями

Main ivashkin  img 20200523 192840 01

 

Наш собеседник – приморский финансист Александр Ивашкин, на протяжении многих лет – бессменный руководитель Некоммерческого Партнерства «Лига Финансовых Институтов» (Владивосток). В этом интервью Александр Владимирович поделился своим представлением о ситуации, в которой оказалась наша страна сегодня и Приморский край, в частности. Кроме того, небольшой комментарий – также по нашей просьбе – дал известный в России юрист и криминалист, профессор ДВФУ Виталий Анатольевич Номоконов.

Для удобства читателя интервью мы разбили на десять небольших глав.

 

I. «Теории ИГР»: роль молчаливого большинства в контексте равновесия Нэша.

 

- Александр Владимирович, конечно, давать экономические прогнозы, тем более в России с постоянно меняющимися «правилами игры» - дело крайне неблагодарное. Тем не менее, газета ВИП – с Вашей помощью, разумеется, хочет сделать попытку спрогнозировать развитие экономической ситуации в стране хотя бы до конца этого года…

- Порой регулярное чтение негативных новостей формирует в нас различные страхи. А страх - именно та эмоция, которая побуждает нас ознакомиться с информацией. И современные СМИ этим умело пользуются.

Согласитесь - тот, кто напуган, порой не отличает правду от вымысла. На него легко влиять, им легко манипулировать. В такие беспокойные времена, как сейчас, при общемировой пандемии, люди становятся особенно «информационно уязвимыми». И испытывая беспокойство, они перестают использовать критическое мышление, и проводить анализ информации.

Поэтому, постараемся разложить все по полочкам, применяя известный раздел математической экономики - "Теорию игр", которая нам позволит мыслить не в терминах "наукообразной магии" (где радиоволны и имбирь способны на все, что угодно), а спрогнозируем предстоящие ожидания и опишем существующую ситуацию.

Сразу же замечу, что согласно "теории игр", классический подход к конкуренции, когда каждый сам за себя, более не оптимален. Более того, математически доказано, что наиболее эффективной стратегией любой «игры» является та, при которой каждый игрок старается не только получить выгоду для себя, но и сделать при этом лучше для других.  Именно по такому сценарию должны разворачиваться сейчас игра (борьба) с cоvid-19 и происходить вытаскивание экономики и бизнеса из непростых реалий сегодняшнего дня.

- Как на самом деле всё происходит!?

- Каждый бизнес и любая чиновничья структура, независимо от своего вида и размера, равно как и домохозяйства, сейчас ведут себя наподобие игроков, стоят перед выбором - либо они приносят какую-то небольшую жертву (урезают расходы и пр.), которая приносит пользу всем, либо вместо этого сидят и ждут "у моря погоды" в надежде извлечь прибыль из чужой жертвы. Ну, как пример - предположим в Вашем районе проживания аварийно отключилось электроснабжение. Все жители района («молчаливое большинство») знают, что диспетчер не решит проблему до тех пор, пока кто-то- из жильцов не позвонит и не уведомит о случившемся, заплатив за этот звонок. Если никто не будет звонить, проиграют все участники. Если какой-либо человек позвонит добровольно - остальные от этого только выиграют. В этой (условно) игре игроки самостоятельно решают, стоит ли жертвовать своими не столь значительными деньгами ради блага группы. Но можно и не жертвовать, не звонить - тогда проигрывают все. Именно в такую "игру", хотя и на макроуровне, волею судеб мы все оказались втянуты сейчас.

- Другими словами, те кто должен «звонить диспетчеру» - они кто?

 - Объективно - это не «молчаливое большинство», а скорее, представители тех структур, которые сейчас должны принимать полезные для того самого «большинства» решения, которые держат в руках все полномочия, (по финансам, администрированию, налогам, преференциям, тарифам, субсидиям, акцизам и пр.), чтобы появился «свет» в окне жильцов. А соблазн переложить ответственность за «электроснабжение» района на население, сделав их козлами отпущения (мол - сами не звонили), в голове тех самых «структур» присутствует однозначно.

Но как вы поняли, по «теории игр» это едва ли можно назвать хорошей стратегией, поскольку то самое «большинство» не только не дождется света в своем окошке, но и успеет растерять свой бизнес и заработки. Поэтому и «большинство», и те самые «структуры» должны и будут искать компромисс (т.н. «равновесие Нэша») - для облегчения вымышленной нами непростой ситуации.

 

- Большинство из нас действительно не обладает знаниями и навыками, достаточными для того, чтобы с первого поверхностного ознакомления с информацией в телевизоре или Интернете выявить искажение фактов или откровенный вымысел. Кто-то пытается найти «честные независимые СМИ» и верить только им, кто-то предпочитает верить (как вы выразились) гуру, а кто-то хочет быть скептиком и не верить никому...

 

... есть и те, кто напуган и разозлен настолько, что начинает верить в то, что covid-19 уже не так страшен, как он был ужасен в апреле или марте. Это как раз тот случай, когда каждый должен вовремя «включить» голову. Главное здесь не закопаться глубоко и не пересечь черту здравого смысла, за которой уже никому нельзя верить. Поэтому нам всем предстоит включать критическое мышление и перепроверять статистическую информацию, которая наверняка уже пойдет в ближайшее время. Поскольку «простые» граждане уже живут в кризисе, а «непростые» только говорят с экранов телевизоров, что кризиса нет или его мы мол преодолеем.

 

— Это касается и экономики?

- Мы все сейчас, что называется, на своей шкуре почувствовали влияние пандемии на каждого из нас. Мы ведь не находимся в информационной изоляции, не сидим в закрытом бункере. Мир един и взаимосвязан в гораздо больше степени, чем многие из нас себе это представляют. Потому как, по большому счету, сейчас страдает вся краевая экономика, а если учесть апрельский спад налогов, уменьшение налога на прибыль и на НДС, перенос налогов к уплате, то становится еще более грустно.

II. «Ночь с пандемией» и «чрезвычайный» бюджет Приморья, а также об очередной «черной дыре».

 -Консолидированный бюджет Приморского края, его параметры по доходам 141,3 млрд руб., по расходам почти 164 млрд руб. По заявлению Руководителя Правительства Приморского края бюджет может в этом году недополучить в худшем случае 21 млрд.руб. ранее запланированных доходов. Это очень серьезное заявление должностного лица, впервые заявившего о денежном ущербе от covid19 по Приморью.

-Честно признаюсь, от такой «шальной»  цифры потерь в бюджете края (сравнимой почти с 1,5 бюджетами  Владивостока) финансово-экономическое сообщество края пришло в некоторое изумление и следующим  шагом ожидали  от Руководителя Правительства Приморья заявление о том, что прогнозируя  внезапную неминуемую «черную» дыру в бюджете,  у этого 26 недельного от роду  Правительства есть некий план «Б», который позволит региональному бюджету придать статус «чрезвычайного», и оставит  все имеющиеся резервы не только на исполнение социальных обязательств, но и на выплату зарплаты сотням тысяч бюджетников. По озвученной цифре 21 млрд.руб  можно было сделать вывод, что  ситуация в приморской экономике не только плохая, но мы  все  ошибались, она стала  исключительно плохой.

     Не  по теме нашего  интервью, но все же…что называется навеяло- в свое время сумма в 18,6 млрд. рублей была в открытую  разворована безо всякой пандемии, благодаря чиновникам (их преступной халатности и безнаказанности) при постройки двух «Хаяттов».

  Но пойдем далее, и прежде, чем назвать свою версию прогноза потерь приморского бюджета, приведу еще несколько фактов из нашей «майской» реальной ситуации. Действительно, крупные предприятия Приморья уже не справляются с выплатой налога на прибыль.  Одновременно в связи с введением ограничительных мер с апреля идет обрушение покупательской активности населения, что привело к сокращению торгового оборота в Приморье на 10-12 %. На протяжении почти двух нерабочих месяцев предприятия имели возможность не платить налоги вообще, что они и делали. Однако реальную ситуацию мы увидим только в июле, когда подойдет срок уплаты аванса по налогу на прибыль за III квартал на основе результатов деятельности во II квартале. Кроме того, уже сейчас стало понятно, что в приморской экономике нет признаков (из памятных 90-х) «кризиса неплатежей» и массовых неплатежей по кредитам.  Говорить о массовых банкротствах МСБ не стоит, но «проспав ночь с пандемией», все равно не каждый встанет легко и беззаботно.

     Далее, если  предположить что ВРП Приморья будет таким же как в 2019 году (около 900 млрд.руб), а структура валового регионального продукта в 2019 году  состояла на  76,1% из производства услуг и  на 28,4% – из производства товаров, то возникнет сразу же и ответ - где возникнет та самая «черная» 21 мрлд.руб.  бюджетная дыра в Приморье? Конечно, в услугах!

-Что итогом?

-На мой взгляд правительство края, озвучивая предполагаемую бюджетную дыру и пугая тем самым не только финансовые институты края (с этим связано прежде всего их планы по кредитованию ритейла), но и граждан (бюджетников),  преследовало как минимум 2 цели-либо загодя хочет попросить деньги у Москвы,  либо перекредитоваться в «дружественном» банке, а обоснованием всего этого выступила простейшая формализованная экстраполярная система прогнозирования, давайте на всякий случай исключим правительственное «головотяпство».

    Подоходный налог и налог на прибыль - основные каналы поступления денег в бюджет. Вчера 23 мая на заседании регионального оперативного штаба Губернатор края озвучил   убыток казны в размере 3,2 млрд. руб, хотя ранее Правительством края была озвучена цифра убытков за апрель 3,4 млрд. рублей. (Некорректно коллеги- счетоводы, плюс -минус 200 миллионов рублей потеряли или приобрели?). Поэтому применяя «правительственный» метод расчета и умножая эту цифру на оставшиеся 7 месяцев второго полугодия (!!!)  Вы и подойдете к «черной» дыре в 21 млрд. руб (такую логику прогноза «а-ля счетоводов» не исключаю).

    Мои же прогнозы здесь и далее, разумеется, не могут являться обязательными и на 100% верными, просто они даны читателю для понимания порядка цифр на основе имеющихся у меня сценариев развития ситуации и сопутствующих им процессов.  По моей версии, если и возникнет «дыра» в бюджете Приморья, то только в размере 10-12 млрд. рублей, которая закроется максимум в ноябре этого года.

III. Лабиринты пандемии в Приморье и безмятежность мэра Владивостока на фоне посадки елок и пикирующего НДФЛ.

 -А что Вы заложили в сценарий развития такой ситуации?

    Послешоковая ситуация в крае после 1 июня (карантинные мероприятия) благодаря «правильному» администрированию будет ослаблена и экономика (не медицинская наука!) будет довлеть над принятием правильных управленческих решений. Но здесь есть чрезвычайный риск, с последствиями которого будет очень тяжело справиться!

     Безусловно уже на последней неделе мая перед властями Приморского края встанет вопрос принятия непростого решения - о выходе из карантинных мер или их продлении. Многое здесь будет зависеть от адекватности предоставленной губернатору статистики, исполнения Приморскими властями указаний Центра, сигналов, исходящих от него, а также от того, сможет ли Правительство Приморья принять вызов, бросаемый ежемесячно состоянием и параметрами краевой экономики.   Иначе, уже по итогам третьего квартала этого года придется поздравлять правительство Приморья с новым Председателем.

       Нельзя забывать, что край находится всего лишь в первой волне пандемии. Но если в декабре (при минусовых температурах) повторится новая волна эпидемии, а вакцина так и не будет найдена, вопрос в том, будет ли Приморье в режиме изоляции или нет, подвергать экономику края новому удару или нет, все равно предстоит решать. Скорее всего опять край уйдет в изоляцию.  Ведь в реальности ситуация, возможно, будет еще хуже, чем сегодня - для «приграничного» и «транзитного» Приморья ситуация с пандемией может послужить триггером для запуска других, не менее значимых событий. Вот такой сложный эпидемиологический лабиринт предстоит нам преодолевать вместе.

    Теперь уверенно сказать, что с 1 июня в крае начнется прежняя жизнь, у меня никак не получится.

     И когда вчера 23 мая мейнстримом стала новость о том, что глава Владивостока Олег Гуменюк посетил поселок Трудовое и проверил соблюдение масочного режима, мы это действительно оценили и последовали его рекомендациям. Мы радуемся также, когда градоначальник Владивостока «контролирует укладку асфальта» и сажает елочки на мероприятиях. Но быть может он когда-нибудь озвучит цифру потерь городского бюджета от covid19 и мерах, принимаемых им по тому, чтоб выправить эту ситуацию? А вообще учет таких потерь, равно как и прогнозов, Владивосток как край ведет? Потому как в составе налоговых доходов Владивостока наибольший удельный вес (больше половины!) – 64% занимает налог на доходы физических лиц (НДФЛ), который катастрофически в столице ДВФО пикирует.

 

- Адекватны и достаточны ли те меры по борьбе с пандемией и оказанию помощи экономики, которые уже приняты на уровне Приморского края?

- Те административные и временные координаты, в которых глава Приморья принимал решение (в числе 21 регионов РФ) на продление жесткого режима самоизоляции вполне оправданны.

Логика такого решения (режим самоизоляции до 31 мая) -отсутствие динамики снижения заболеваемости. Сейчас Приморский край занимает 58 место (из 85 регионов РФ) в России по динамике распространения коронавируса. Но как дальше будет складываться ситуация?

    

 

IV. Как «к-т Джини» связан с плавающей парой «нефть-рубль» в обстановке обнищания и о вариантах взведения потребительского спроса.

 

- Чего нам всем, россиянам, ждать от пары «нефть-доллар»? Как, на Ваш взгляд, будет меняться динамика цен на период от «через месяц» и «до конца года»? Ждет ли нас девальвация?

- С 2015 года Центробанк ввел «плавающий» курс рубля и цену рубля с того времени определяет спрос на доллар. Благодаря, пожалуй, этому фактору инфляцию впервые в новейшей истории России смогли «обуздать». Сейчас она официально составляет 3,1% - раньше о таком параметре даже трудно было мечтать.

Согласно официальному прогнозу ЦБ, с учетом проводимой денежно-кредитной политики, годовая инфляция в РФ составит 3,8–4,8%, а по итогам текущего года будет находиться вблизи 4%. Что касается пары «нефть-доллар», то здесь все вполне логично - нефть упала - доллар вырос. Поэтому говорить о девальвации рубля стоит, конечно, с большой оглядкой на макропоказатели экономики РФ. Кроме того, еще есть убедительный довод не в пользу девальвации рубля, суть его в том, если «опустить» рубль до 100-120 за 1 доллар, то окончательно «схлопнется» потребление - со всеми вытекающими отсюда последствиями, включая собираемость налогов. Потому как в Приморье (как, впрочем, и в РФ) почти всё привозное и цены на импортные товары вырастут мгновенно.

-А курс рубля?

-В ближайшей перспективе курс рубля будет находиться в диапазоне 70−74 за доллар. В дальнейшем он может даже несколько «укрепиться». Падение станет возможным только тогда, когда на нашем рынке возникнет очевидный пузырь, как в начале года. Напомню, что в начале этого года курс нацвалюты упал до 61, фондовый рынок находился на максимуме, а потом все это лопнуло.

-И все-таки, риск девальвации рубля и обеднения населения присутствуют?

- Структура существующей экономики, направленной на экспорт сырьевых ресурсов, и по большому счету отсутствие конкурентного производства, не оставляет иных альтернатив, кроме регулировки курса рубля и влияния тем самым на потребителя. Поэтому в Приморье коэффициент Джини (показатель степени расслоения общества, другое название - «степень неравенства») будет всегда расти, равно как и расходы в процентах на питание и достигнет во втором полугодии 28-30 % на среднестатистическую приморскую семью.

   Тут уже никого не обманешь, нефть в три раза упала — значит ужиматься придется не только нефтяникам, но и нам - потребителям, здесь чуда не произойдет, так как у нас почти везде импорт. Конечно, те имеющиеся резервы («кубышки») регулировки рубля всего лишь смягчают сейчас переход в другое состояние, но факт остается фактом - все мы медленно беднеем, но происходит это пока в вялотекущем режиме.

  Риск снижения курса рубля всегда есть. Если бы ЦБ, правительство и бизнес действовали более «синхронно», то это удалось бы вообще исключить. Например, если бы правительство снизило налоги (на зарплату в первую очередь), то это позволило бы бизнесу сохранить рабочие места - ну, не 90%, а хотя бы 70%, тогда была бы возможность для предпринимателей не поднимать цены выше скажем 4% инфляции до конца года. Но это из области фантастики конечно.

 

 

- Сегодня только ленивый не ругает (хвалит) правительство и Президента за меры, предпринимаемые ими для поддержки населения и деловых людей в период глобального коронавирусного кризиса. На Ваш взгляд: всё ли необходимое делается сегодня в стране, крае, городе Владивостоке? Какие меры из возможных (и реально доступных) остались «за кадром» общей картины?

- Сейчас меры поддержки, скорее, дают социальный позитивный эффект и позволяют бизнесу думать, что о нем заботятся. Верит ли тот самый бизнес, что ему действительно помогут? Оставим этот ответ для социологов, главное, чтоб они не соврали!

Но, по большому счету, многое будет определяться реальной материальной и административной помощью властей. Без тех ранее накопленных резервов («кубышек») страшно бы было за макроэкономическую стабильность нашего государства. Мы все-таки к текущей «стабильности» каким-то образом привыкли - и к ценам в магазине, и к скудному бюджету своего личного домохозяйства, и к тем ценам, которые мы вносим за ЖКХ, аренду квартиры, бензин, детсад и фитнес.

Как сделать так, чтоб мы не потеряли все? Ответ один - мы ищем резервы в своем домохозяйстве и в своем бизнесе, а государство ищет такие резервы у себя. Поэтому отвечая на ваш вопрос о достаточности мер поддержки деловых людей и населения отвечу так - есть много очевидных вещей, которые с точки зрения экономики можно делать уже сейчас и которые самым лучшим образом скажутся на российских домохозяйствах и бизнесе.

- Можете перечислить их?

 - Во -первых, необходима срочная инвентаризации расходов, по которым пока не приняты бюджетные обязательства, то есть не объявлены конкурсы и не заключены контракты, особенно это касается Приморских  властей, напугавших людей «черной» бюджетной  дырой в 21  млрд. рублей.

    Во-вторых, в-третьих, и так далее, нужно найти источники финансирования расходов, которые заменяют траты из «кубышек» государства в порядке приоритета для помощи бизнесу и населению. Они могут быть такими: ревизия и секвестр непроизводительных расходов, оптимизация всех уровней бюджетов в части безумных и не актуальных проектов (см. п. во-первых), сокращение чиновничьего аппарата, ревизия расходов на них, допустимая в пределах инфляции ЦБ девальвация рубля, процентный заем внутри стран, наращивание внешнего долга и наконец деофшоризация экономики, которая продолжает высасывать ресурсы из страны и регионов в чужие  юрисдикции .

     Если к этому всему добавить разумную корреляцию налоговых выплат и цен на топливо, а также жесткую индексацию тарифов ЖКХ, то это может привести к вполне нормальной экономике помощи «здравого» правительства своим гражданам. А объем денег, который будет поступать в различные бюджеты в третьем «провальном» квартале и четвертом (неизвестно каком) квартале, значительно будет зависеть от того, будет ли власть осуществлять траты на поддержку нуждающихся в такой поддержке граждан и бизнеса в мае-июне, или не будет.

   Вполне очевидно, что такая помощь однозначно может повысить спрос, поддержит производство, бизнес и занятость - и не даст слишком сильно упасть поступлениям налогов. Если делать только «половинчатые» меры, то эффекта от такого мультипликатора трудно ожидать- все будет наоборот. Но поживем - увидим. Все мы видим, как работают чиновники и как реально «спешат» они сейчас помочь людям.

 

VI. В какой экономике covid19 позволит вынырнуть Приморью.

 

- А почему чиновники так «спешат» на Ваш взгляд?

 

- С учетом имеющихся ресурсов и возможностей администрирования, будь они у Правительства Приморья или в стране, сейчас возможно только снизить градус падения экономики, но выправить тот самый градус в плюс уже не представляется возможным. Но, если быть уверенным на все 100%, что кризис закончится в 4 квартале, то можно было бы идти на масштабные меры по компенсации «утопающим» и пострадавшим самым широким фронтом. Но сейчас властям любого уровня никакой астролог не предскажет - когда прекратится пандемия. Решение этой проблемы находится в обычной лабораторной пробирке - смогут ли ученые найти способ нейтрализации covid19 или нет?

В этих условиях логика чиновника проста - он не знает, когда и в какой экономике мы вынырнем, и вынырнем ли вообще? Может быть, все будет еще хуже, чем в момент вхождения в кризис 27 марта. Поэтому сейчас и идет максимальная экономия.

 

-Если кратко - как проходит пандемия в Приморье?

 

 - Все же у нас в Приморье в большинстве городов с населением от 25 тыс. и более человек (Владивосток, Артем, Находка, Уссурийск, Спасск, Лесозаводск, Арсеньев, Большой Камень, Фокино, Дальнереченск) влияние пандемии на экономику проходит куда более спокойно, по сравнению с другими регионами и конечно в сравнении с некоторыми МО Приморского края.

На это есть тоже причины. В вышеперечисленных городах есть не только крупные предприятия (или воинские формирования), но и те, кто работает на госзаказ или является ключевым транзитным или логистическим узлом экспортно-импортных операций.

                                       

-Можете привести примеры?

-Через Приморье идет четверть всего экспорта угля страны и 18% всего грузооборота страны. И хотя в этих условиях железная дорога, транспортные компании, порты сохраняют ритм своей производственной деятельности, работая без сбоев, но тем не менее это не приводит к дополнительным доходам в краевой бюджет. А поскольку даже кратковременная остановка всей этой инфраструктуры может привести к «параличу» не только угольной отрасли, но и к колоссальным социальным проблемам в других регионах (на том же Кузбассе, вотчине СУЭК) , здесь нужны какие-то дополнительные преференции для Приморья.

 

VII. Почему остающаяся в Приморье «угольная пыль» не становится джекпотом   как   казино «Tigre de Cristal» и о пагубности оффшорной экономики для края.

 

-Какие? И что Вы имеете в виду?

 

-В 2019 году через морские порты Приморского края прошло около 61 млн. тонн твердого топлива (каменный уголь, брикеты, окатыши) это примерно $4,7млрд. Если учесть, что пять лет назад проходило около 20 млн. тонн в год, а к 2025 году поток угля должен составить уже 200 млн. тонн, то станет ясно, что с этим экспортным  ростом надо что-то делать Приморью, что называется -иметь свой небольшой «интерес» от уже $4.9 млрд 2020 года. Сейчас груз вывозится через морские порты Приморья с месторождений Сибири, Кузбасса, Якутии, ЕЭС (Евразийского экономического союза). В четырех приморских портах (Владивосток, Находка, Посьет, Восточный) уголь отправляется в Южную Корею, Японию, Тайвань, КНР и Индию.   Щепетильность ситуации для Приморья в том, что налоговые поступления от угольного потока меньше всего касаются казны Приморского края. Налоги от экспорта, за исключением небольших сумм (зарплата 5 тыс. сотрудников плюс стивидорское обслуживание офшорных (не приморских!)  компаний) не идут в бюджет края, а прибыль от продажи угля, находятся за пределами Приморья, оставляя жителям края угольную пыль и некую загрузку портовых мощностей.

 

Посудите сами, по данным Минэкономики Приморского края, объем платежей в казну края от стивидорных компаний, переваливших уголь в 2019 году на сумму 305 млрд. руб., составил всего 7,4 млрд.  и только (!!!) 263 млн рублей пришли в местные муниципальные бюджеты. Ау, стивидоры, Вы в каких офшорных юрисдикциях гуртуете свои доходы?  Для сравнения,  казино  «Tigre de Cristal»  (инвесторы  Гонконга, Камбоджи, Республики Корея, Японии) -около 300 млн. рублей за прошлый год заплатило в  бюджет Приморья, а если во второй половине года рядом с ним введут казино «Шамбала» и в дальнейшем включится проект «Naga Vladivostok» , то краевой бюджет сможет  получить уже 700 млн. руб. дохода от их деятельности.

 

-Выходит игорная индустрия для Приморья выгоднее перевалки угля?

 

-Этот нонсенс («интерес Приморья» при выпадающих в н.в. доходах краевого бюджета в угольном бизнесе) просто предстоит решать Правительству Приморья, если оно не встанет на сторону угольщиков и не выдумает какую-либо «сказку» о том, что это невозможно решить и для этого нет законодательной нормативной базы. Пример этому – работа стивидоров, только одно изменение правил работы в портах по этому сегменту (исключение на период пандемии не местных налоговых резидентов) принесет мгновенный эффект казне. Ведь есть же наконец такое понятие как законодательная инициатива и добрая воля людей, представляющих интересы края в высших органах власти. Вариантов иного экспорта природных богатств, кроме как через Приморье с его незамерзающими портами, для угольщиков в общем-то по большому счету нет. Порты Хабаровского края- терминал в бухте Мучке, Ванинский терминал компании "Колмар", порт Шахтерск на Сахалине не могут являться альтернативой Приморью.

 

VIII. Ручное управление МСБ, где лукавство и где действительность, что не покушают теперь иностранные туристы в Приморье, а также о работе «в черную» в некоторых МО. Что посеешь то и пожнешь: о сое и кукурузе за $1,4млрд.

 

-Поговорим о МСБ. По данным Правительства Приморского края не работает сейчас почти 50 тыс. предпринимателей.

 

-Малый и средний бизнес края – это 98 тыс.  предприятий и индивидуальных предпринимателей края, т.е. практически половина предпринимателей «на бумаге» приостановили работу по данным Правительства края.  Но так ли это цифра коррелируется с реальной жизнью, если учитывать, что на самом деле не все так плохо, и  эта цифра завышена ровно в два раза, потому как не весь МСБ Приморья работал на туриндустрии и в сферах, где следовало резко ограничить контакты с клиентами.

  То, что около 20-23 тысяч предпринимателей ограничили свою деятельность, с одной стороны, конечно хорошо в такой непростой эпидемиологической обстановке. Поскольку остановивший работу МСБ ориентирован был на сферу услуг (кафе, рестораны, магазины, спортклубы, развлекательные заведения, школы раннего развития, туристические агентства, ремонт авто, торговый бизнес  и так далее) .Но это вовсе не говорит о том, что их бизнес безвозвратно потерян. Сегодня практически все сферы, которые ранее ориентировались на работу с населением, находятся в такой ситуации. Разумеется, у этих предприятий снизились не только текущие доходы, но и перспективные. И навряд ли население в текущей ситуации, когда каждый рубль требует учета, а в домохозяйствах остаются «шрамы» и страх от пережитой самоизоляции, начнет «тратиться» на элементы обихода бывшей хорошей и сытной жизни, разве что по необходимости.

-МСБ   нуждаются в помощи?

-В меру имеющихся возможностей (административных, финансовых, банковских и налоговых преференций) такая помощь оказывается, и, разумеется, на всех ее (за исключением отсрочки соцналогов, налогов и НДС) уже сейчас не хватает и  вместо того, что закрыть или реструктуризировать невыгодный бизнес, они пошли во все тяжкое,  набирая долги кредитами, арендой, неуплатой коммуналки. Но у меня возникает сразу же вопрос-а зачем было заводить такой бизнес, который не смог выдержать перерыв в два месяца, и заявляет (усердно эксплуатируя СМИ), что ритейловый бизнес весь практически подходит к краху? Во-первых, это не так, а во-вторых, вообще нужен ли был такой бизнес, ориентированный на конкретный единичный сегмент клиентов? Я имею ввиду прежде всего тех, кто ориентировался на иностранных туристов (из 5 млн. туристов, посетивших Приморье в прошлом году, 800 тысяч человек были иностранцы), ведь в этом сегменте рынка была всегда самая высокая маржинальность бизнеса. Да, действительно, такого рода МСБ сейчас в небольшом шоке от потерянных ими будущих доходов, но надеюсь за предыдущие периоды они создали себе хотя бы полугодовые подушки безопасности. Ведь это классика ведения бизнеса- «на дядю надейся, а сам не плошай». Поэтому, когда я слышу «плач Ярославны» о тяжкой доле приморских бизнесменов, ранее кормивших в своих харчевнях экзотическими морепродуктами иностранцев, у меня возникает сразу же предложение Ярославне-уходи в другую клиентскую нишу, изменяй ассортимент своих блюд,  достучись до своего покупателя своим сервисом и тогда твои  доходы будут уже «другими».

       Проблема всех подобных бизнесов сейчас решается только в двух ожидаемых событиях - смягчение мер режима самоизоляции и восстановление спроса   и потребительских привычек людей, как туристов, так и приморцев.

 -А МСБ муниципальных округов (МО) Приморья?

 - Что касается отдельных МО Приморья, то там и в другие то времена бизнес не отличался прозрачностью, ни по целям, ни по процессам, ни по результативности. Есть те районы, которые работали сезонно, поэтому все они перешли на «ручное» управление, и по всей видимости начали (или скоро начнут) выживать, работая «в чёрную».

  Из моих частных разговоров с местными партнерами сделал вывод, что жители небольших поселений не очень радостно в нынешнее время приветствуют гостей из-за боязни «что-нибудь подхватить».     

    Сильно радует факт того, что в  Уссурийске, Лесозаводске, а также в Михайловском, Кировском районах, Дальнереченском, Октябрьском, Пограничном, Хорольском районах началась посевная компания экспортных зерновых (сои и кукурузы) .Если по итогам жатвы и отсутствия тайфунов  удастся собрать 700 тыс. тонн этих зерновых, то в общем то «глубинка» будет чувствовать себя неплохо к концу года. В 2020 году экспорт продукции АПК из Приморья должен составить 1,4 млрд долларов.

 

 

IX.О наших резервах и главном способе решения всех проблем за счет тех, кто имеет эти проблемы.

 

- Широко известна хорошая сентенция: «спасение утопающих – дело рук самих утопающих». С этой точки зрения - что и как мы, граждане, можем сегодня сделать самостоятельно, не ожидая поддержки от властей всех уровней?

 - Только искать резервы у себя лично и в своем домохозяйстве, вплоть до смены местожительства или вида вашей деятельности. Особо не припоминаю в последнее время управленческих решений, проводимых в пользу финансовой устойчивости домохозяйств. Поэтому все эти «коронавирусные» меры экономической защиты населения, бизнеса и домохозяйств будут решаться в основном за счет самого бизнеса, населения, курса рубля, инфляции, цен, пенсионного возраста, налогов, штрафов и т.п.

Это всего лишь инструменты, которыми уполномоченные органы очень умело и творчески научились пользоваться. Если говорить о правильном способе решения экономических проблем,  то для этого нужны некоторые другие статистические и экономические маркеры- реальный МРОТ, ИПЦ(индекс потребительских цен), пособие по безработице, прожиточный минимум, потребительская корзина,  транспарентность ПФР, прогрессивная шкала налогообложения, распределение природной ренты и пр. Но все это не находится в компетенции «утопающих».

 

 - Из-за кризиса люди стали снимать активно деньги в апреле- мае…

 

 - Да существует такая центробанковская статистика не только по Приморью: уменьшились пассивы в банковской системе. Причиной стало массовое снятие вкладов населения. По нашим оценкам, вкладчики просто снимали деньги «на жизнь». Люди держали вклад на черный день, теперь этот черный день наступил, и они сняли деньги. Кто-то купил доллар, опасаясь, что дальше будет еще хуже, кто-то поместил деньги «под подушку» исключительно из-за того, что не всегда можно было пойти в банк. Когда деньги лежат на вкладе, особенно у пожилых людей, которые не умеют пользоваться карточкой и банковскими услугами удаленно, вполне понятно, что они, наученные предыдущими обрушениями, кинулись снимать деньги. В первую очередь это коснулось валютных вкладов, поскольку рубль здорово просел. Но сегодня паника и массовое снятие денег со вкладов прекратились, народ более-менее успокоился. Хотя люди продолжают снимать деньги просто на жизнь - не все еще работают и получают зарплату. Кого-то отправили в бессрочный отпуск, а кто-то лишился работы.

 

X. Наука о позитивных моделях, формулах и матрицах прогноза и почему полезен нам ВЭФ?

 

- Помимо, скажем так, «текущих проблем», создаваемых пандемией для экономики, уже сегодня необходимо думать о долгоиграющих последствиях этого кризиса. Как Вы считаете – с чем предстоит столкнуться Приморью в связи с этим в долгосрочной перспективе, потому как уже сейчас глава Минэкономразвития Приморья говорит, что экономика края  до уровня 2019 года может быть  достигнута только к концу 2020 – началу 2021 годов. Это так?

 

-Пандемия уже стала спусковым крючком экономического кризиса в стране, в котором Приморье топчется в «середняках» и этот факт сам по себе позитивен. Если удастся обеспечить кредитование оборотных средств предприятий и не допустить разрыва технологических цепочек, есть шанс для краевой экономики не упасть и соответственно восстановиться за 3-5 месяца уже в октябре -ноябре. В отличие от самого простейшего экстраполярного метода прогнозирования, который страсть как обожают приморские чиновники-экономисты, мы обычно применяем сразу  несколько моделей и формул прогнозирования показателей- поэтому могу лишь утверждать на 75%, что Приморье  имеет шанс пройти 2020 год нормально, спокойно и без потрясений и даже в условиях ограничительных мер.

     Спасти нас должны имеющиеся в заделе вещи - госзаказы промышленных предприятий края, экспортно-ориентированная промышленность, где «первую скрипку» должна сыграть рыбная отрасль, восстановленные в полном объёме те самые растерянные в период пандемии «услуги» и с/х экспортоориентированное производство. Главными же козырями будут восстановленный внутренний спрос и продолжение развития сектора услуг для населения. Пока это все не потеряно!

     А вообще каким будет будущее моих земляков и долгоиграющие последствия от переживаемой пандемии зависит сейчас от каждого из нас. Мы должны найти резервы своего домохозяйства, провести внутреннюю инвентаризацию тех личных качеств, привычек, способностей, умений и навыков, которые мы хотим взять с собой, когда нас выпустят на свет и кончится карантин. Обрушившийся COVID-19 не только показал нам ценность человеческого общения, но усилил переход людей в интернет, новые форматы работы.

 

Блиц

-В прошлом году прошел Пятый, юбилейный Восточный экономический форум (ВЭФ), который дальневосточникам запомнился в большей степени как мероприятие обычного пиара и баснословных трат. Так ли это, и нужно ли его проводить в настоящих условиях?

-Обязательно нужно проводить, несмотря порой на нулевые его результаты и большие траты. Это слишком долгоиграющий проект, чтоб его взять и просто так отменить. Именно на этом форуме получила свое развитие идея дальневосточной ипотеки под 2 %. Именно ипотека сейчас придает перспективный драйв строительной отрасли ДВФО и надежду молодым семья на собственное жилье.

 

 

24 апреля 2020 года.

Владивосток

 

КОММЕНТАРИЙ:

 

В этом интервью А.В. Ивашкин дал, как мне кажется, прекрасный профессиональный анализ экономической ситуации в крае, серьёзно осложнившейся из-за известной пандемии, а также   попытался сделать краткосрочный прогноз на будущее и это очень важно. Вместе с тем, мы все должны понимать, что за рамками «чистой экономики» остаются очень серьёзные проблемы не только, скажем, медицинского, но и психологического, морального, правового характера, которые предстоит решать, как властям, так и самому населению.

Прежде всего, по понятным причинам, повсеместно пострадает и уже страдает семья: так, с 10 апреля количество случаев бытового насилия в стране выросло в 2,5 раза. Выросла и ненависть за пределами семьи. Генеральный секретарь ООН А. Гутерриш в своём обращении в мае заявил, что пандемия коронавируса вызвала «цунами ненависти и ксенофобии». Экстремистские сообщества во всём мире подхватили тему COVID–19 - и используют ее для распространения вражды и призывов к насилию. Не станет здесь, боюсь, исключением и Приморский край и у нас следует ожидать определённого роста социальной напряжённости в этой связи.

Освоили «вирусную» тематику и мошенники. Например, злоумышленники стали предлагать гражданам поддельные экспресс-тесты и препараты от коронавирусной инфекции. Один из банков сообщил   о схеме мошенничества с ваучерами за отмененный авиарейс. Киберпреступники создали огромное число фейковых ресурсов, связанных с темой пандемии коронавируса.

Одной из мишеней преступников станет и область здравоохранения.  Пандемия породила спрос на медицинские товары, и преступники этим воспользуются, вырастут продажи поддельных препаратов, их хищение и контрабанда.

В общем, угрозы перед всеми встали серьёзные. Как на них адекватно реагировать, зависит, прежде всего, от нас самих. Многочисленные психологические исследования показывают, что людьми движут две основные внутренние силы – страх и любовь, которые находятся в обратной зависимости друг от друга. Чем больше в человеке любви (к миру, стране, родителям, супругу, детям и т.д.), тем меньше в нём страха. Страх же порождает две основные мотивации: агрессию (ненависть) и корысть. Агрессия даёт возможность как бы возвыситься самому за счёт ближнего - унижения потерпевшего и/или насилия над ним. Корысть проистекает из страха быть (или выглядеть) хуже других в материальном плане и заключается в стремлении к личной выгоде, присвоении чужого, получении незаслуженного/незаконного преимущества, т.е. как бы возвыситься над другими (или даже всеми) в материальном плане. И первая и вторая мотивации возможны постольку, поскольку другие люди воспринимаются как чужие и лишь как средства для достижения своих целей.

Всех нас спасёт только понимание, что всё человечество – одна большая семья и надо выживать всем вместе. И позаботиться о каждом.

 

Виталий Номоконов, профессор ДВФУ

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован